Ауезов Мухтар Омарханович
Ауезов Мухтар ОмархановичАуезов Мухтар Омархан-улы - писатель, известный во многих странах.  Мухтар Ауезов родился 28 сентября 1897 года в Чингизской волости Семейского уезда (ныне Абаевский район, Семипалатинская область).

Семья Ауезовых находилась в родстве с семьей Абая Кунанбаева, дед Мухтара Ауез был другом и почитателем творчества Абая. Образование Мухтар Ауезов получил в русской школе, учительской семинарии, на филологическом факультете Ленинградского (Санкт-Петербургского) университета, в аспирантуре Среднеазиатского университета.

Первым и самым ранним произведением Ауезова была пьеса "Енлик-Кебек", основанная на народном предании о трагической судьбе двух молодых людей, осмелившихся поставить свои чувства выше родовых распрей. Сюжет аналогичен истории о вражде семей Монтекки и Капулетти в пьесе Шекспира "Ромео и Джульетта". Пьеса "Енлик - Кебек" впервые была поставлена в юрте жены Абая Айгерим и с тех пор не сходит с казахской сцены.

Плодотворность творчества Мухтара Ауезова выразилась в создании им большого количества рассказов, повестей, пьес, многие из которых экранизированы и широко вошли в театральный репертуар.

Завершение творческие изыскания Ауезова нашли в романе-эпопее "Путь Абая", состоящем из четырех книг. В произведении отображен путь становления личности Абая в тесной взаимосвязи с судьбой казахского народа, показанной во всей ее многогранности и глубине.

Первая книга - это юность будущего поэта, открывающая   социальные противоречия и пробуждающая в нем поэтическое дарование, стремление служить песней свободе и справедливости - источникам истинной красоты.

Вторая книга рисует рост общественного сознания Абая и развитие его поэтического таланта. Уже во второй книге романа проявляется вливающийся в симфонию казахской народной жизни мотив взаимоотношений с другими нациями бывшей царской империи, прежде всего с русскими.

Третья книга изображает уже зрелого поэта-борца, широкое позитивное влияние которого на народ определяется не возложенной на него административной властью и высоким социальным положением, а непререкаемым нравственным авторитетом. Книга носит в себе элементы назидательства, традиционного для восточной литературы вообще и для казахской в частности. Абай выступает здесь как наставник молодежи обновляющейся степи.

В четвертой книге, особой по содержанию и стилю, Абай-философ и гражданин, уже переживший немало разочарований и потерь, но сохранивший свои просветительские идеалы, верность делу народного процветания и непреклонность борца. Трагически заканчивается жизненный путь Абая, потерявшего  последнего из любимых сыновей Магаша, которого мыслил продолжателем своего дела. Сраженный горем и тяжелым недугом Абай умирает, с тоской размышляя об участи одинокого дерева, сраженного бурей и гибнущего в неведении, дадут ли его рассеянные по миру семена благодатные всходы.

Мухтар Ауезов как ученый, выдающийся абаевед, показал в своих исследованиях, что восточное начало, в частности и в особенности, исламское, характерно для творчества Абая на всем протяжении его жизни. Одно из последних стихотворений, написанное в 1902 году, так и называется "Алланың өзi де рас, сөзi де рас", т. е. "Бог - сама правда и слово его правдиво". Не только в ранние годы, но и в зрелый период Абая вдохновлялся суфийскими мотивами.

Для Абая - пишет Мухтар Ауезов, передавая смысл ряда стихов, - любовь предначертана судьбой, она, смыв человеческую душу, очищает ее. Тело твое терпит муки, тяжкие испытания. Через это очищается твоя душа. Здесь ясно, без прикрас видим суфийскую философию любви о том, что очищенной душой (человек) познает бога, своего создателя" (Неопубликованные материалы по абаеведению, Алма-Ата, 1988, с. 60).

В первоначальном варианте романа М. Ауезова "Акындар агасы" (1949 г.) содержится фрагмент беседы некоего генерала Лоссовского с Абаем. Генерал из суждений Абая о религиозности казахов сделал для себя в уме вывод: казахи (и сам Абай в том числе) без религиозны. Отсюда у него возник замысел сделать из Абая помощника в деле христианизации казахов. Абай уловил тайный ход мыслей собеседника. До сего дня, ответил Абай генералу, я не был ни ученым теологом, ни проповедником. Даже нельзя сказать, что я, Абай, являюсь чрезмерно ревностным мусульманином, как, кстати, и казахский народ в целом. В муллы я бы не сгодился. Удивляюсь, как Вы, генерал, могли додуматься до мысли, что из меня можно сделать хорошего попа. Вообще-то я думаю, что путь к лучшему у народа не лежит через изменение религии. Это тем более так, что несмотря на отсутствие фанатизма, казах в душе полагает себе истинным мусульманином. В конце этого фрагмента, переданного нами свободно, М.Ауезов замечает: "генералу не удалось выиграть диалог ".

Творческое наследие М. Ауезова исключительно многообразно и велико. Помимо художественных произведений оно включает в себя многочисленные очерки, публицистические статьи, научные исследования.

Мухтар Ауезов - первый собиратель, составитель и редактор послереволюционных изданий произведений Абая Кунанбаева, его первый научный биограф и исследователь творчества великого казахского поэта и мыслителя.

Примечательно обращение молодого Ауезова-ученого к "Манасу", выдающемуся памятнику киргизского фольклора. С 30-х годов Мухтар Ауезов выступает не только как литературовед, но и как художественный критик, озабоченный тем, чтобы вклад каждой национальной литературы в сокровищницу искусства был полноценным. Он высоко оценивает в этом смысле творчество Самеда Вургуна и Мусы Джалиля.

Прежде чем начать роман "Путь Абая", Ауезов занялся биографией и творчеством поэта. Собирание материалов об Абае имело свои любопытные особенности, незнакомые большинству авторов исторических романов. Дело в том, что о жизни, внешности, работе и характере Абая не было никаких печатных и письменных данных - ни личного архива, ни дневников, ни писем, ни мемуаров, ни даже обыкновенных зафиксированных на бумаге воспоминаний о поэте. Все его биографические данные, положенные в основу сюжета романа, Ауезову пришлось собирать долгое время путем устного опроса знавших Абая людей. Большинство этих людей, естественно, были уже стариками, в памяти их потускнели дни и образы минувших дней, разговоры и события. Беседовал Мухтар Ауезов с учеником Абая Кокпаем - единственным из близких друзей поэта, дожившим вплоть до наших дней. Скончался Кокпай в 1927 году и, будучи моложе Абая на шестнадцать лет, он ничего не мог поведать о юности поэта. Он хорошо помнил и Кунанбая. В те же годы молодой Ауезов видел и постаревшую Дильду, первую жену Абая. Много драгоценных подробностей рассказывала об Абае глубоко преданная его памяти Айгерим, пережившая мужа на десять с лишним лет.

Ауез, друг Абая Кунанбаева и искренний почитатель его таланта, заказал мулле переписать его стихи в одну книгу и обучал своих внуков грамоте путем чтения творений любимого поэта, надеясь внушить любовь и почтение к его творчеству. Если Абай вошел в сознание казахского народа как выразитель его сокровенных дум и надежд, творец современной казахской письменной художественной литературы, то Ауезов выразил то отношение к наследию Абая, на котором воспитывалась вся передовая мыслящая интеллигенция начала XX века в лице Байтурсынова, Букейханова, Дулатова, Аймауытова, Жумабаева и которое с новой силой возродилось с обретением казахской нацией независимости.

В 1961 году Мухтар Ауезова не стало.

Источник: http://www.unesco.kz